Понятие эффективности корпоративной социальной ответственности, социальный отчет организации

Категория эффективности в теории экономики и менеджмента обусловлена общественным сознанием и востребована обществом как объективное условие существования организации, закон ее жизнедеятельности.

Ответственность связана с выполнением общепринятых норм и правил поведения организаций как социально экономических систем (СЭС). Но эти правила непрерывно изменяются, так же, как и изменяется деятельность самих организаций, в том числе и в их ресурсном обеспечении.

Практика менеджмента показывает, создавая предпосылки для устойчивого развития, социально ответственное поведение в долгосрочной перспективе способно давать ощутимые экономические выгоды и отдельной фирме, и экономике в целом.

Так, в 1999 г. в ходе обследования 500 крупнейших американских корпораций было установлено, что добавленная стоимость у компаний, публично принявших обязательства этического характера, была вдвое выше, чем у остальных. Те из них, которые в своей деятельности были ориентированы на социальные, экологические и этические приоритеты, имели лучшие экономические показатели, чем остальные.

Тем не менее в краткосрочном периоде социальные инвестиции означают дополнительные издержки и соответственно некоторое снижение конкурентоспособности. Отсюда следуют два важных вывода:

1) социально ответственное поведение могут позволить себе в первую очередь наиболее сильные корпорации, имеющие большой запас прочности и серьезные конкурентные преимущества;

2) для распространения в предпринимательской среде социально ответственного поведения оно должно стимулироваться как государством, так и гражданским обществом.

Со стороны государства стимулирование, как правило, принимает форму налоговых льгот и, что как нельзя более актуально в современных российских условиях, встречного финансирования социально значимых проектов, частно-государственного партнерства.

Стимулирование со стороны гражданского общества осуществляется посредством нормативного принуждения. Оно формируется как результат предпочтений значительной части населения:

1) покупки товаров у социально ответственных производителей (согласно данным опросов, в развитых странах 80-90% потребителей делают выбор в пользу компаний, которые вовлечены в социально значимые проекты);

2) инвестирования денежных средств в акции социально ответственных фирм;

3) связывания своей трудовой карьеры с социально ответственным работодателем.

Оценки эффективности отношений социальной ответственности не могут быть выявлены и использованы вне системы управления, что делает необходимым формирование структуры этого процесса как формы организации системы управления явлениями социального взаимодействия.



Эффективность управления в социальной сфере как результат социальной ответственности организации и государственной политики характеризуется в реальной практике дифференцированными оценками и показателями (интегративные оценки отсутствуют). Демографическая ситуация в России, например, характеризуется как критическая, несмотря на введение государством специальных регулирующих мер.

Стандартами GRI (Global Reporting Initiative Sustainability Reporting Guidelines) предусмотрены показатели результативности подходов к организации труда и достойного труда в следующих аспектах: занятости, взаимоотношений сотрудников и руководства, здоровья и безопасности на рабочем месте, обучения и образования, разнообразия и равных возможностей. Диапазон показателей экономической результативности социальной ответственности этим стандартом представлен в аспектах созданной и распределенной прямой экономической стоимости, включая доходы, операционные затраты, выплаты сотрудникам, пожертвования и другие инвестиции в сообщества, нераспределенную прибыль, выплаты инвесторам и государству.

Финансовые аспекты экономической результативности, оценки рисков, обеспечения обязательств, помощи государства, эффектов в оплате труда, обусловленных присутствием на рынке, политики закупок и др. обусловлены стандартом GRI для оценки финансового состояния организаций и не отражают отношений социальной ответственности, а служат лишь косвенной оценкой возможности их осуществления. Анализ содержания GRI показывает, что интегративные оценки организаций в отношениях социальной ответственности, такие как «потенциал», «общая активность», связи СЭС и др., в стандарте не рассмотрены.

Одной из форм проявления корпоративной социальной ответственности является представление общественности социального отчета. Формы социального отчета применяются в корпорации на инициативных началах, на пожеланиях общества в отношении корпоративной деятельности, согласования решений с теми, на кого направлена деятельность корпораций или перед теми, кто оказывает влияние на наш бизнес.

Содержание социального отчета и программы социальной отчетности формируется по разделам отношений с разными общественными группами (инвесторами, многочисленными клиентами, поставщиками, местными муниципальными и федеральными органами власти, представителями СМИ, общественными организациями и др.). Его главная особенность заключается в том, что мероприятия реализуются и представляются в отчете на основе общепринятых в мире стандартов АА 1000, разработанных Британским институтом по проблемам социально-этической ответственности. Целью процесса социальной отчетности, в отличие от других существующих стандартов в этой области, является внедрение в повседневную практику системы постоянного диалога с представителями групп или организаций, на которые компания может оказывать влияние или которые сами влияют на деятельность компании. Результатом социальной отчетности являются совместные решения и проекты, направленные на выполнение социальных программ участников. Главный принцип социальной отчетности — это прозрачность, достигаемая соответствием планируемых направлений деятельности законам страны (республики, субъекта федерации), ее нормативам налогообложения и финансовой отчетности.



Высокая степень достоверности — необходимое условие эффективной отчетности по устойчивому развитию. Принцип достоверности информации лежит в основе всех многочисленных методов и подходов, которые использует бизнес-сообщество, формируя доверие к своей деятельности. Отсутствие общепринятого профессионального стандарта верификации отчетности значительно снижает результат применения индивидуальных подходов. Именно поэтому и сами организации, представляющие отчеты, и их заинтересованные стороны приходят к выводу, что надежная внешняя (независимая) верификация качества отчетности — ключ к повышению не только ее достоверности и эффективности, но и к улучшению показателей деятельности компании.

Сл.88

Стандарт верификации АА1000 — первая такая методика, которая, будучи открытой для всех желающих и не являясь чьей-либо собственностью, охватывает весь диапазон предоставляемой организацией отчетной информации и соответствующих показателей деятельности. Он основан на общепринятых методах верификации отчетности: финансовой, экологической, а также отчетности по качеству, и объединяет ключевые теоретические положения с формирующейся практикой управления устойчивостью организации и отчетностью, включая практику составления и верификации отчетов.

Верификация — это метод, который с помощью ряда конкретных принципов и подходов позволяет оценить качество подготавливаемых организацией материалов, например, ее отчетов, а также существующих в организации систем, процессов и уровень компетентности, которые обеспечивают эффективность ее работы. Верификация предполагает, что результаты такой оценки будут открыты для широкой публики, что послужит для получателей отчета гарантией его достоверности.

Стандарт верификации АА1000 это общеприменимый стандарт оценки отчетности организации по показателям ее устойчивого развития, а также оценки лежащих в его основе процессов, систем и уровня компетентности. Стандарт дает представление о ключевых элементах процесса верификации. Стандарт верификации АА1000:

— охватывает весь диапазон показателей деятельности организации, т. е. показатели устойчивости;

— оценивает полноту понимания организацией показателей ее собственной деятельности и ее влияние на внешнюю среду, а также учитывает мнения об этом заинтересованных сторон;

— особо выделяет существенность содержания отчетности для заинтересованных сторон и точность раскрываемой информации, а также обращает внимание на политику организации и соблюдение обязательных норм;

— закладывает основу для публичных заявлений о соответствии, которые будут способствовать возрастанию доверия к публикуемым отчетам по обеспечению устойчивости;

— оценивает способность организации реагировать на запросы заинтересованных сторон и, тем самым, рассматривает отчетность как часть постоянного взаимодействия с ними;

— учитывает не только текущее состояние дел, но и возможное изменение ситуации, т.е. не только то, как организация выполняет заявленную политику и достигает поставленных целей, но и то, на сколько она способна соответствовать будущим стандартам и ожиданиям;

— поддерживает и объединяет различные подходы к верификации качества, в которых задействованы многочисленные верифицирующие организации, подходы и стандарты, и в том числе обеспечивает соответствие стандартам GRI («Рекомендациям по отчетности

устойчивого развития»), предложенным Глобальной инициативой по отчетности; применим к организациям различных видов и размеров, может использоваться верифицирующими организациями в разных географических, культурных и социальных условиях;

— требует от верифицирующей организации подтверждения ее компетентности и предоставления информации о характере отношений с отчитывающейся организацией (т. е. клиентом).

Таким образом, социально ответственные субъекты предпринимательства получают весомые экономические преимущества, обусловленные повышением конкурентоспособности товарного знака и ростом инвестиционной привлекательности компании, расширением возможностей привлечения квалифицированных кадров (повышением конкурентоспособности на рынке труда).

Процедурные механизмы корпоративной социальной ответственности реализуются не только в различных формах (табл. 7.1) и закрепляются в виде законов Российской Федерации, законов субъектов России или региональных нормативных и правовых актов. Например, Федеральный закон от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», Закон Тюменской области от 25 июля 1997 г. № 104 «О социальном заказе в Тюменской (Пермской, Иркутской) области»; Закон г. Москвы от 12 июля 2006 г. № 38 «О взаимодействии органов власти г. Москвы с негосударственными некоммерческими организациями (ННКО)» и др.

Механизм взаимодействия ННКО и власти — это совокупность правил, способов, технологий и документации по организации, обеспечению ресурсами и реализации совместных работ (проектов, акций), которая встроена в схему функционирования социальной сферы на данной территории, направлена на решение социально значимой проблемы с учетом действующих нормативных и правовых актов и воспроизводима в будущем без участия создателей.

Таблица 7.1 Инновационные механизмы межсекторного социального взаимодействия ННКО и власти

Сл.89


5019952131243055.html
5019998785261452.html
    PR.RU™